June 10th, 2010

молоко
  • mysea

«Враг масонов N 1, Масоно-интеллигентские мифы о Николае I», Борис Башилов, ч.5

Не надоело?

С Николая I начинается возрождение монархического мировоззрения у русских царей. Как и цари Московской Руси, Николай I понимает доставшуюся ему царскую власть, которую он не искал и не добивался, как Царево Служение Богу и русскому народу. "Николай I, - пишет член Ордена Русской Интеллигенции П. Струве в предисловии к работе С. Франка "Пушкин, как политический мыслитель", - превосходил Пушкина в других отношениях: ему присуща была необычайная самодисциплина и глубочайшее чувство долга. Свои обязанности и задачи Монарха он не только понимал, но и переживал как подлинное СЛУЖЕНИЕ." "Поэт хорошо знал, что Николай I был - со своей точки зрения самодержавного, т. е. неограниченного монарха - до мозга костей проникнут сознанием не только права и силы монархической власти, но и ее ОБЯЗАННОСТЕЙ". Фрейлина А. Ф. Тютчева пишет, что Имп. Николай "Был глубоко и религиозно убежден в том, что всю жизнь свою он посвящает благу родины, который проводил за работой восемнадцать часов в сутки из двадцати четырех, трудился до поздней ночи, вставал на заре, спал на твердом ложе, ел с величайшим воздержанием, ничем не жертвовал ради удовольствия, и всем ради долга, и принимал на себя более труда и забот, чем последний поденщик из его подданных". (А. Ф. Тютчева. При дворе двух императоров.) Недавно умерший известный писатель М. Пришвин писал в своем дневнике "Глаза земли": "В детстве после чтения "Песни о купце Калашникове" стал вопрос: почему Грозный, сочувствуя вместе с автором Калашникову, неожиданно для читателя награждает его виселицей?" И только теперь появляется ответ: "Грозный сочувствовал Калашникову, как человеку и хотел бы по человечески отнестись к нему, но, как царь, должен был повесить". "Я понял это только теперь, пишет М. Пришвин, - потому что только теперь пришло время очевидного для всех разделения жизни на человеческое начало, "как самому хочется", и на должное "как надо". Когда Пришвин писал это многозначительное признание ему шел восьмидесятый год. Потребовалось сорок лет большевистских ужасов, чтобы представитель Ордена Русской Интеллигенции, революционер в прошлом, М. Пришвин понял, наконец, то что понимали все цари Московской Руси, что понимал двадцатидевятилетний Николай I приняв на себя великое бремя царской власти. Он также, как и цари Московской Руси хорошо знал, что основная тяжесть жизни для того, кто носит шапку Мономаха состоит в том, что он очень часто должен подавлять в себе свои личные чувства и поступать не так "как самому хочется", а так "как надо", так как этого требует долг Царского Служения. Иоанн Грозный повесил Калашникова вовсе не потому, что ему так хотелось поступить. Collapse )