Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

imperia

Эпоха и борьба императора Николая I

Могучий самодержец

Ещё недавно в школьных учебниках можно было прочитать памфлетное прозвище этого царя – Николай Палкин. Появление в печати положительных оценок императора Николая I было исключено. Между тем Пушкин писал: «Нет, я не льстец, когда царю Хвалу свободную слагаю». При этом государя с «оловянными глазами» (ими нас пугают чуть реже, чем сталинскими усами) объявляли чуть ли не убийцей великого поэта.
А вот Загоскин в «Москве и москвичах»: «Вы посмотрели бы на Кремль тогда, как загудит наш большой колокол и русский царь, охваченный со всех сторон волнами бесчисленной толпы народа, пойдёт через всю площадь свершать молебствие в Успенском соборе.
– Как? – прервал Дюверние. – Да неужели ваш государь идёт по этой площади пешком при таком стечении народа?.. – Да, да, пешком; и даже подчас ему бывает очень тесно. – Что вы говорите!.. Но, вероятно, полиция?..– Где государь, там нет полиции. – Помилуйте! Да как же это можно?.. Идти посреди беспорядочной толпы народа одному, без всякой стражи… – Я вижу, господа французы, – сказал я, взглянув почти с состраданием на путешественника, – вы никогда нас не поймёте. Нашему царю стража не нужна: его стража весь народ русский».
Да, это был император, катавшийся с горки с мальчишками, повсюду шествовавший без охраны… Больше таких не было. Вскоре после смерти Николая Павловича самодержавная идиллия рассыпалась.
У каждого правителя России – из тех, кто надолго задержался на троне, – есть «прекрасное начало». Первые идиллические годы. Потом приходит разочарование, политический стиль приедается, накапливаются претензии. Николай Павлович правил тридцать лет – целую жизнь! Казалось, конца края не будет его царствованию, тем более что возраст позволял бравому государю ещё долго сидеть на троне. От желтизны николаевского классицизма у многих уже болела голова. Но вспомним первые годы его правления, именно тогда Пушкин писал:

Его я просто полюбил:
Он бодро, честно правит нами;
Россию вдруг он оживил

Войной, надеждами, трудами.

Оживил после чего? После летаргии позднего александровского правления, для которого поэт нашёл не менее известные слова: «Царствуй лёжа на боку!» Так бывает, когда монарха тяготит политика. А Николай Павлович оказался последним подлинным самодержцем всероссийским, опиравшимся на дворянство. После «великих реформ» его сына началось время уценённого самодержавия, переходный период…
Николай I провёл не меньше реформ, чем его сын, заложил основы индустриального развития империи. Но всеми силами сохранял политическое спокойствие. Был ли тут тупик?

Ректор Литературного института,
доктор филологических наук

Борис ТАРАСОВ

Collapse )
комментарии

Дворянство: столбовое, потомственное, личное.

Вспомним, кем в «Сказке о рыбаке и рыбке» хотела быть старуха? «Столбовою дворянкой». Почему? Ведь во времена Пушкина больше ценился чин, чем знатность происхождения. Тем не менее, быть столбовым дворянином было, как сказали бы сейчас, «круто». Это означало, что ты древнего рода, что твои предки были дворянами еще до Петра I. Почему до Петра? Потому что в XVI-XVII вв. информация о российских дворянах заносилась в столбцы Разрядного приказа. Собственно, поэтому они и «столбовые». А при царе-реформаторе дворянство начало довольно активно пополняться выходцами из других сословий. Это было официально оформлено Табелью о рангах: если человек получил определенный чин, его возводили в потомственное дворянство, то есть не только он, но и дети его будут дворянами.

Герб Пушкиных.


Каким способом можно было «выбиться в люди» в первые десятилетия XIX века, легко запомнить, если заучить кусок стихотворения Пушкина «Моя родословная». Поэт (столбовой дворянин, к слову) перечисляет в нем самые распространенные способы получения потомственного дворянства в его время:

Не офицер я, не асессор,
Я по кресту не дворянин,
Не академик, не профессор;
Я просто русский мещанин.
Collapse )
  • tyurin

Николай I. Трагический герой русской истории

Нет, я не льстец, когда царю
Хвалу свободную слагаю:
Я смело чувства выражаю,
Языком сердца говорю
Его я просто полюбил:
Он бодро, честно правит нами;
Россию вдруг он оживил
Войной, надеждами, трудами


Collapse )
комментарии

Фарфор николаевской эпохи.

Наши предки были люди предприимчивые. Многие популярные картинки быстро перекочевывали со страниц журналов и книг на тарелки и чашки. А что? И смотреть приятно, и актуально. Забудет дама, какой фасон рукава нынче в моде (хотя, думаю, что-что, а это щеголиха будет помнить всегда), посмотрит на чашку, вкушая утренний кофе, и все в порядке, знает, что именно она будет заказывать портнихе. Конечно, этот шутливая версия развития событий. Тем не менее, факт остается фактом: в первой половине XIX века было принято переносить на фарфоровые изделия картинки из журналов мод, иллюстрации к литературным произведениям или портреты знаменитостей.

В Париже 15 февраля 1831. Гравюра, приложение к журналу «Новый живописец», 1831, № 4.


Статуэтка «Франт или парижанин на 1831 год». Завод Сафронова, 1831-1832

Все бы хорошо, но куда делась бородка?
Collapse )